Как научиться не осуждать? - 21 Июня 2012 - Молитвослов

Мой сайт

  • МОЛИТВОСЛОВ

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 38

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2012 » Июнь » 21 » Как научиться не осуждать?
10:56
Как научиться не осуждать?
Господь поставляет перед нами ближнего. Этот ближний – не такой, как мы. У него другое лицо, другой голос, другие мысли, другие желания, другие чувства. И даруя нам этого человека, Господь как будто призывает нас: «Смотри, Я даю тебе то, чего ты хотел. Ты желал совершить подвиг ради Меня? Вот, Я даю тебе ближнего. Постарайся понять его, полюби его таким, какой он есть, прими его в свое сердце!».

Это и есть самый великий и самый важный подвиг для нас – подвиг евангельского общения с ближним, стяжания каждого человека в своем сердце.

Что значит – стяжевать ближнего в своем сердце? Это значит – следить за тем, чтобы при общении с любым человеком наше сердце всегда оставалось расположенным к нему, мирным, чтобы ни один помысел осуждения или неприязни не находил места в нашей душе.

Это высота добродетели, «совокупность совершенства». И часто эта высота кажется нам недостижимой. Любить всех – это нечто абстрактное, несвязанное с нашей повседневной жизнью. Но это одно из самых больших заблуждений! В действительности каждая из нас может ежечасно, или даже ежеминутно восходить на эту высоту. Сколько раз мы встречаемся с ближним, столько раз мы и можем проявить возвышенную любовь. В самой обыденной обстановке, в привычных повседневных ситуациях мы можем в каждом человеке увидеть образ Божий.

Прекрасный пример такого видения приводит старец Софроний (Сахаров):

«В Пантелеимоновском монастыре был один старый монах очень низкого роста. И он сорок лет утром и вечером работал на кухне, торжествуя: он готовил пищу для возлюбленных Самим Богом людей! Видите, как возможно поставить свой ум и приобрести такое расположение, когда самые обычные дела становятся вечными заслугами человека».

Каждая из нас может приобрести такое же расположение, чтобы всегда пребывать в любви к ближним.

И сейчас я хочу спросить вас: для чего же мы совершаем этот подвиг? Не ради самой по себе добродетели, потому что добродетель – это не самоцель, а средство. И не ради того чтобы стать нравственными и благородными людьми. И не ради того чтобы достойно выглядеть перед другими и перед самими собой. А ради чего? Мы делаем это ради того, чтобы приобщиться к Божественной жизни.

Ведь что самое удивительное и великое в Боге? Его чудеса? Его всеведение? Его могущество? Все это изумляет нас, но по слову святителя Иоанна Златоуста, ничему из этого мы не дивимся так, как дивимся Божию человеколюбию. И мы, созданные по образу и подобию Божию, призваны уподобиться Ему не в том, чтобы творить чудеса, прозревать будущее или переставлять горы. А в чем?

В том, чтобы принять в свое сердце каждого человека. И какими бы мы ни были – слабыми, нерадивыми, грешными – благодаря этому подвигу мы живем по образу жития Христова.

У старца Емилиана есть замечательные слова:

«Никакое монашеское братство не живет без любви. Монахи живут, потому что любят. Любовь есть подражание Христу, потому что "Он прежде возлюбил нас”».

И сегодня в беседе мне хотелось бы рассмотреть этот великий, удивительный подвиг неосуждения, который показал нам Господь Иисус Христос.

Самим Своим рождением Спаситель уже учит нас никого не осуждать. Ведь Он благоволил родиться от такого рода, в котором было множество грешных людей, например, блудница Раав, Фамарь, впадшая в грех кровосмешения, Соломон, который имел семьсот жен и триста наложниц и под конец жизни предался необузданному сладострастию и впал в идолопоклонство.

Как пишет святитель Иоанн Златоуст, «Бог не только воспринял на Себя нашу плоть и стал человеком, но удостоил порочных людей быть Своими сродниками, не стыдясь нимало наших пороков… Бог сочетал с Собою прелюбодейную природу. Так с самого начала Он показал, что не гнушается ничем нашим, научая тем и нас не соблазняться ничем в наших ближних».

И не только рождение, но и вся земная жизнь Спасителя являет нам образ совершенного неосуждения и любви. Мы знаем, что Христос был искушаем осуждением, как ни один человек в мире. Когда дьяволу не удалось искусить Господа в пустыне лицом к лицу, то он попытался побороть Его другим способом – он начал искушать Его через людей.

Не добившись того, чтобы Христос нарушил заповедь о любви к Богу, дьявол надеялся, что заставит Его нарушить заповедь о любви к ближним. Он постарался сделать все, чтобы возбудить в сердце Спасителя хотя бы один помысел осуждения. Он провел перед Его очами людей со всеми пороками и всеми немощами, какие накопило человечество со времени первого грехопадения. Он окружил Его человеческим равнодушием, непониманием и неблагодарностью.

Он возбудил в сердцах людей ненависть к Нему, подстрекая их поносить и уничижать Его. Он соблазнил на предательство одного из ближайших Его учеников, и наконец устроил так, что люди предали Его самой унизительной, позорной смерти. И все же он не добился своего – сердце Спасителя не омрачилось даже и малейшей тенью осуждения, ничто не поколебало Его любви к людям.

Но потерпев это сокрушительное поражение, дьявол не отступил, и теперь он пытается низложить последователей Христа, и по-прежнему одно из самых страшных его орудий – это осуждение. В особенности он искушает осуждением тех, кто стремится проводить житие христоподражательное, – то есть нас, монашествующих.

В житии одного подвижника, святого Нила, есть интересный случай. Когда Нил собирался поступить в монастырь, дьявол стал соблазнять его, желая отвратить от иноческого пути. И чем же он его соблазнял? Он не стал напоминать ему ни о красотах земной жизни, ни о грехе, ни о наслаждении, но постарался внушить всего один помысел – и это был помысел осуждения.

Прочитаем отрывок из жития:

«И начал дьявол обвинять монахов, тысячами клевет разливаясь по их поводу, называя их и сребролюбцами, и тщеславными, и чревоугодниками и говоря: "Один только котел, в котором они варят пищу, мог бы вместить всего меня вместе с этой лошадью!” Праведный же в ответ на это сказал ему: "Ты кто, обвиняющий и осуждающий работающих Богу? Достоин делатель пищи своей”. И дьявол, заткнув уши свои, как аспид, бегом удалился от него. Преподобный же, запечатлев себя знамением честного креста и помолившись Богу, чтобы Он покрыл и сохранил его от осуждения монахов, с радостью вошел в святой сей монастырь».

Старец Емилиан в толковании на житие святого Нила говорит:

«Когда дьявол искушал Нила осуждением, он знал, что делает. Ведь этот помысел мог бы сокрушить всю жизнь преподобного, если бы он с ним согласился. И если бы потом он тысячу лет прожил в монастыре, то с этим помыслом ни одного дня он не жил бы истинной монашеской жизнью. Вот что говорил ему дьявол: "Ну и куда ты идешь? Я в этом монастыре работал и знаю там каждого. Один из этих чернецов – чревоугодник, другой – сребролюбец, третий – тщеславится. И что, ты сможешь жить с такими людьми?”. То есть он пытался выбить у преподобного из-под ног основание монашеской жизни – одобрение братий и единство с ними. И если бы сатане удалось внушить преподобному Нилу суд и разделение, пусть даже всего с одним братом, то он добился бы большего, чем мог бы достичь бесчисленными грехами».

Так и нас дьявол ежеминутно искушает, стараясь наполнить наше сердце осуждением. Он преувеличивает в наших глазах немощи других людей, подстраивает разные соблазнительные ситуации, возбуждает в нас нетерпимость и недоверие. «Посмотри, как плохо ведет себя этот человек – и как возможно такое среди христиан? А та посмотрела на тебя хмуро – что ты ей сделала, почему она так смотрит? А почему люди так плохо с тобой обращаются – разве ты это заслужила?».

Подобными помыслами дьявол мечет в нас, словно грозными стрелами, и, если мы их не отражаем, то они наносят глубокие раны нашему сердцу, делают нас безблагодатными, пустыми. Дьявол влагает в нас свое собственное, лукавое рассуждение, совершенно противоположное духу Христову.

И нам нужно быть очень трезвенными, внимательными, чтобы постоянно отвергать этот злой натиск и стараться на все смотреть глазами Христа. В любой ситуации, когда мы общаемся с ближними и у нас возникает соблазн осуждения, подумаем: а как посмотрел бы на это Христос? Что Он сказал бы этому человеку? Как бы Он поступил?

Многим кажется, что это невозможно – ну что общего имеет наша маленькая, обыкновенная жизнь с жизнью Самого Господа? Но подумаем: а как жил на земле Господь? Он жил не какой-либо иной, а именно обыкновенной человеческой жизнью. Он точно так же, как и мы, вкушал Своими устами земную пищу, Он руками Своими совершал обычную, рутинную земную работу, Он ходил по земным дорогам, и Его пречистые стопы покрывались грязью и пылью.

И точно так же, как и мы, Он общался со многими и многими людьми и каждый день соприкасался с нечистотой человеческой – то есть с немощами, страстями, греховными привычками. И вот Он показал нам Своим примером, как в этой маленькой, земной жизни мы можем возвыситься до небесной любви.

Давайте теперь обратимся к Евангелию и вспомним конкретные примеры: какие люди окружали Христа? И как Он к ним относился?

Куда бы Христос не входил, в любой город или селение, вокруг Него сразу собирались все грешники, жившие в этой местности. Конечно, к нему приходили и добродетельные люди, но посмотрите, на чем делает акцент евангелист Лука: «Приближались к Нему все мытари и грешники слушать Его». Кого Евангелие именует грешниками? Если бы имелись в виду просто люди, подверженные некоторым страстям и немощам, то евангелист не употребил бы такое слово.

Грешниками здесь названы те, чья порочная жизнь была явной для всех; то есть люди, погруженные в тягчайшие грехи, преступники, поправшие все человеческие законы. Можно сказать, что ко Христу стекались воры, прелюбодеи, вымогатели, пьяницы, может быть, даже и убийцы. И обратите внимание на еще одно слово, которое употребляет евангелист Лука: все грешники – все до единого, в каждом селении, в которое приходил Спаситель! Представьте себе, как это выглядело со стороны: приходит в город некий человек и вокруг него тут же собираются все самые опустившиеся люди, весь, так сказать, преступный элемент.

Не двое или трое, а все, какие есть в селении, – может быть, несколько десятков человек, – вдруг сходятся одном месте. И в центре этого жуткого сборища – Христос. Вероятно, находясь рядом с Господом, все эти грешники старались вести себя прилично, со всем возможным для них благоговением. Но всё же они не могли в один миг совершенно перемениться. Худые навыки, порочное прошлое, несомненно, выражались в их поведении, в их речах и жестах, хотя бы и невольно. Праведные иудеи, смотревшие на это со стороны, и удивлялись, и ужасались: «Зачем Этот Человек ест и пьет с мытарями и грешниками?!»

Задумаемся теперь: какое отношение это имеет к нашей жизни? В Церковь тоже приходят самые разные люди. Приходят сюда и те, кто ранее вел чрезвычайно рассеянную жизнь, и те, кто получил плохое воспитание, и те, у кого совесть отягощена многими грехами. Вот, эти люди услышали зов Христа и пришли в святой храм, собрались вокруг своего возлюбленного Господа. Но могут ли они в один миг полностью измениться?

Некоторое время, – может быть, год, может быть, несколько лет, а может, по попущению Божию, и до конца дней своих, – они будут нести на себе отпечаток прежней страстной жизни. Кто-то грубоват в обращении, кто-то кажется распущенным, кто-то чрезвычайно упрям. Замечая это, мы не должны соблазняться и говорить: «Да что же это? Как такой человек оказался в Церкви? Что он тут делает?». На самом деле, человек может иметь не до конца изжитые пороки и при этом вести серьезную духовную жизнь: искренне каяться, усердно подвизаться, молиться.

Вспомним теперь, как относился Спаситель к закоренелым грешникам, которые приходили к Нему. Иудеи открыто презирали этих людей, брезговали общаться с ними и не хотели даже просто находиться рядом. Но Спаситель наоборот особенно радовался грешникам. Он возлежал вместе с ними за трапезой, охотно слушал их и говорил с ними, как с лучшими друзьями. Фарисеи, глядя на всё это, так и называли Его: «друг мытарям и грешникам». Было ли Господу неприятно поведение бывших разбойников и блудниц? Его любовь покрывала всё.

По выражению святителя Иоанна Златоуста, как врач, принимающий больных, должен терпеть их гнилой запах, так и Христос, общаясь с грешниками, с полным спокойствием переносил запах греха, исходивший от них. Он видел в этих людях главное – их покаяние, искреннюю любовь к Нему, желание исправиться.

Так и мы, когда встречаемся с человеком, например, грубым или невоспитанным, не будем обращать никакого внимания на его поведение, будем с ним приветливы и ласковы. И тогда постепенно с наших глаз как будто спадет пелена: мы увидим то, что в этом человеке истинно, – его душу, поврежденную грехом, но живую, образ Божий, запятнанный страстями, но не истребленный.

Интересный пример милостивого, ласкового обращения с ближними есть в жизнеописании праведного Иоанна Кронштадтского:
«Некто, совсем сбившийся с пути, окончательно расстроивший свое здоровье пьянством, проходя по Петербургу мимо вокзала, заметил толпу, устремившуюся к подходящему поезду… "Сейчас должен приехать отец Иоанн Кронштадтский!” – говорили в толпе. Из любопытства пошел посмотреть на известного священника и этот опустившийся человек.

Батюшка, несмотря на окружающее кольцо встречающих, обращает внимание на подошедшего, дерзновенно осеняет его крестом и ласково говорит ему: "Да благословит тебя Господь и да поможет Он тебе направиться на добрый путь, друг мой. Видно, много ты страдаешь!”
От таких вдохновенных слов великого пастыря благодатная сила, как электрическая искра, проходит по всему существу несчастного. Отошедши в сторону, он почувствовал, что сердце его полно умиления и расположения к отцу Иоанну.

"И в самом деле, – невольно вспыхнула у него мысль, – как мне трудно жить, до какой низости я дошел, сделался хуже скота. Неужели можно подняться? Как было бы хорошо! Отец Иоанн мне этого пожелал, и какой он добрый, пожалел меня, непременно поеду к нему!” И затем едет в Кронштадт, исповедуется, причащается Святых Таин и с Божией помощью постепенно нравственно восстанавливается».
Всякий раз, когда мы понуждаем себя к проявлению евангельской любви, приходит божественная благодать, которую чувствуем и мы, и тот человек, с которым мы общаемся.

Рассмотрим другой пример из Евангелия: кто еще находился рядом со Спасителем? Евангелист Матфей повествует: «И прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их». Иначе говоря, возле Господа собирались все ущербные, больные люди. И можно сказать, что это тоже была искусительная ситуация для Него. Ведь такие люди обычно причиняют много неудобств.

Христос должен был ради них останавливаться на пути, уделять им Свое время, смотреть на их раны, слушать их крики и стоны, терпеть их прикосновения. Нередко люди, недугующие телом, болеют и душой. И Спасителю, наверно, приходилось при общении с больными людьми сталкиваться с проявлениями эгоизма или уныния. Всё это было нелегко, и у тех, кто шел вместе с Господом, эти несчастные люди иногда вызывали раздражение. Например, когда слепой, сидевший у дороги, кричал: «Сыне Давидов, помилуй меня!», то шедшие за Спасителем «заставляли его молчать», может быть, потеряв терпение от этого нескончаемого натиска больных.

Вокруг нас тоже немало людей, которые страждут различными недугами и постоянно утесняют нас. Но вспомним только один пример, как относился Спаситель к недужным людям. Однажды к Нему подошел человек, больной проказой, и, кланяясь, сказал Ему: «Господи! Если хочешь, можешь меня очистить». И Спаситель, глядя на этого несчастного, не думал о том, как безобразны его раны, а только чувствовал его боль, невыносимое страдание человека, снедаемого проказой. И движимый жалостью, Христос немедленно простер руку, «коснулся его и сказал: хочу, очистись».

И мы можем подражать Спасителю в этом добром порыве – помочь страждущему человеку. Вот, например, кто-то очень медленно выполняет свою работу. Какой прекрасный повод для нас проявить сострадание и любовь! И наша любовь может выразиться не только в какой-то вещественной помощи, но и в ласковой улыбке, ободряющем слове. У святого Исаака Сирина есть замечательные слова:
«Если даешь что нуждающемуся, то пусть веселость лица твоего предваряет даяние твое и добрым словом утешь его. Когда сделаешь это, тогда твоя ласковость будет в уме его дороже самого превосходного даяния твоего».

И вот какую важную вещь нам нужно запомнить. Куда бы мы ни пришли, где бы мы ни жили, где бы ни трудились – там обязательно окажется человек, который будет нас чем-то утеснять – своими болезнями, привычками, немощами, странным поведением. И как нам сохранить мир в своей душе? Как всегда пребывать в радости? Запомним: у нас не должно быть даже и помысла, чтобы уйти от ближних или попытаться изменить их характер. Единственный выход для нас – это воспринять подвиг долготерпения. И тогда радость войдет в наше сердце, потому что истинное долготерпение всегда соединено с радостью.

Авва Исайя советует нам:

«Восприими подвиг стяжать долготерпение; и любовь уврачует печаль».

А старец Емилиан объясняет его совет:

«Человек, который не терпит ближнего, впадает в печаль. Он становится замкнутым вследствие своего эгоизма,… потому что ничем не хочет поделиться с ближним. Но вот что говорит авва Исайя: восприими подвиг стяжать долготерпение. То есть, подвизайся приобрести большое сердце, чтобы тебе принять всех. Тогда твоя любовь исцелит всякую твою печаль».

В жизнеописании афонского старца Харалампия есть интересный пример поистине христианского терпения. Однажды отцу Харалампию было дано послушание ухаживать за болящим старичком, который страдал сильным расстройством желудка и часто даже не успевал дойти до туалета. Сначала это нелегкое послушание вызвало у отца Харалампия помыслы ропота и недовольства. Но что было дальше? Вот как рассказывает сам старец:

«С огромным усилием мне удалось подавить эти помыслы. Я говорил себе: "Будь осторожен, Харалампий, ты служишь Христу. Пренебрегая этим старичком, ты пренебрегаешь Христом. Взывай к Богу всю ночь, дабы он помиловал тебя. И ты услышишь говорящий тебе голос: «Блаженни милостивии: яко тии помиловани будут»; и еще: «Понеже сотвористе сие одному из сих братий Моих меньших, Мне сотвористе». Будь внимателен, ты сдаешь экзамен, смотри, как бы тебе не провалиться”. После этого я стал с усердием выполнять новое послушание.

Каждый день мне приходилось перестирывать целую гору пижам и многократно обмывать самого старичка. По-человечески я, конечно, испытывал некоторую брезгливость. Два дня от невыносимого запаха мне приходилось постоянно зажимать нос. Однако вскоре моя молитва усилилась, и я стал испытывать такую радость, буквально переполнявшую меня всего, что действительно начал чувствовать, что служу моему Господу. Вершиной этих состояний было следующее чудо: тогда как в начале от зловония мне приходилось зажимать нос, теперь я неожиданно стал чувствовать благоухание, похожее на благоухание святых мощей, но еще более сильное».

Когда мы постоянно понуждаем себя к подвигу ради ближнего, с нами тоже начинают происходить чудеса. Люди, которые прежде вызывали у нас неприятие, раздражение, становятся нам дороги, как родные. Мы открываем в своем сердце такие изобильные источники любви, о которых даже не подозревали! Ведь, как говорит святитель Иоанн Златоуст, «мы по самой природе нашей имеем наклонность к милосердию». Каждый из нас по естеству способен к сочувствию, снисхождению; каждому Господь вложил в сердце семя евангельской любви, и из него может вырасти дивное плодоносное древо.

Но вернемся к Евангелию. Теперь мне хотелось бы рассмотреть: какими людьми Господь Сам окружил Себя, кого Он особенно к Себе приблизил? Казалось бы, как Богочеловек Он был достоин самого блистательного окружения, и рядом с Ним должны были находиться люди, украшенные премудростью и совершенные в добродетели.

Но Он Сам избрал Себе в ученики людей простых, не образованных, или, как говорили в то время, не книжных, таких, о которых фарисеи пренебрежительно отзывались: «Этот народ невежда в законе, проклят он». От своей простоты апостол Петр, например, говорил всё, что только ни приходило ему на ум, нисколько не задумываясь. Апостолы не были и вполне бесстрастными людьми, в них проявлялись различные немощи.

Например, апостолы Иаков и Иоанн поддавались гневу и мстительности: они предлагали Спасителю низвести с неба огонь на самарийское селение, где их не приняли. Были они подвержены и тщеславию, потому что желали занять лучшие места возле Господа в Его Царствии. А еще один ученик Христа, праведный Никодим, проявил трусость: он не решился открыто прийти к Спасителю, но, боясь фарисеев, пришел ночью. То есть на первый взгляд, ученики Господа были самыми обыкновенными, немощными людьми.

И рядом с нами Господь всегда поставляет людей, которые кажутся нам обыкновенными, немощными. Нам хотелось бы, чтобы в нашем ближайшем окружении были самые мудрые, самые талантливые и при этом самые кроткие и самые смиренные люди. Но вот Господь Своим собственным примером научает нас не искать таких людей, а любить тех, кто с нами рядом.

Старец Емилиан говорит:

«Тот, кто жалуется на людей, окружающих его, страдает по собственной вине, потому что он не понял: те, кто находятся рядом с ним – это именно то, что ему нужно. Сомнительным было бы его спасение, если бы ближние не были именно такими, какие они есть».

Что особенно привлекает нас в том, как относился Господь к Своим ученикам, этим простым и немощным людям? Его уважение к ним. Пусть апостол Иаков слишком горяч – но Спаситель удостаивает его видеть Свое преображение. Пусть апостол Петр говорит необдуманные вещи – но Ему Спаситель обещает дать ключи от Царства Небесного. Пусть Никодим боязлив – но все же Христос открывает ему возвышенные тайны.

Какой бы человек ни находился рядом с нами – малообразованный, гневливый, теплохладный, тщеславный – пусть для нас будет непреложным законом уважение и почтение к нему. Вот человек некультурно ведет себя за столом: толкает нас в бок, когда хочет что-то спросить, или тянет руку через весь стол, попадая рукавом в нашу тарелку, – а мы не позволяем своему сердцу отзываться раздражением. Вот он на наших глазах совершает плохой поступок, поддается страсти – а мы понуждаем себя к снисхождению и состраданию. И эти маленькие ежедневные подвиги – это и есть подлинная жизнь во Христе.

Святитель Игнатий пишет:«Воздай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, воспитания – и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь». И в свете этой любви мы увидим, что нас окружают не простые и немощные люди, а избранники Христовы.

Старец Паисий Святогорец приводит интересный пример: что может таиться за наружной простотой человека. В Иордании был один очень простой священник, который читал молитвы над больными людьми и животными, и те становились здоровы. Перед служением Божественной литургии он выпивал что-нибудь горячее с сухариком и после этого целый день ничего не вкушал. Слух о том, что он ест перед божественной литургией, дошел до Патриарха, и тот вызвал его к себе. Не зная, зачем его вызвали, священник пришел в Патриархию и вместе с другими посетителями ожидал вызова в приемной.

На улице стояла жара, окна были закрыты ставнями, и сквозь щель в приемную пробивался солнечный луч. Приняв луч за натянутую веревку, обливавшийся пóтом священник снял с себя рясу и повесил ее на луч. Увидев это, люди, сидевшие в приемной вместе с ним, были потрясены. Кто-то из них пошел к Патриарху и рассказал ему о таком чуде. Патриарх позвал его в кабинет и начал беседовать, расспрашивать о его служении, о том, как он готовится к литургии.

«Да как, — отвечает ему священник, — сперва вычитываю утреню, потом совершаю поклоны, потом готовлю чай, кушаю что-нибудь легкое и иду служить». – «Зачем же ты ешь перед литургией?» — спрашивает Патриарх. «Если, — отвечает тот, — я немножко перекушу перед литургией, то после потребления Святых Даров Христос оказывается сверху. А вот если я ем после Божественной литургии, то Христос оказывается снизу». Оказывается, он завтракал перед литургией с добрым помыслом!.. «Нет, — говорит ему Патриарх, — это неправильно. Сперва потребляй Святые Дары, а после – немного ешь». Священник положил Патриарху поклон и со смирением принял сказанное».

Этот человек по невежеству совершал серьезную ошибку, но Господь, взирая на его внутренние побуждения, даровал ему великую благодать. И потому не будем спешить судить. Каждый человек – это целый мир, особенный, по-своему устроенный, и тот, кто нам кажется немощным, может пред Богом быть праведником.

Вспомним теперь еще несколько примеров из жизни Господа. До сих пор мы рассматривали такие случаи, когда люди любили Спасителя или, по крайней мере, были к Нему расположены. Мы тоже без большого труда прощаем немощи и недостатки тем людям, которые к нам хорошо относятся. И часто бывает так: когда мы давно живем в каком-либо сообществе, и у нас складываются теплые, доброжелательные отношения с окружающими, тогда нам кажется, что мы уже стяжали евангельскую любовь.

Но есть одно простое средство узнать, истинно ли мы любим. Подумаем: когда ближние обижают нас, насмехаются, не понимают – то сохраняется ли в нашей душе мирное, доброе чувство к ним? И если мы хотим стяжать Христа в своем сердце, то нам нужно научиться и тому, чтобы не осуждать «проклинающих и обижающих» нас. Вот как пишет об этом старец Емилиан:

«Если ты хочешь поистине ощутить Бога, то ты должен научиться радоваться и сочувствовать и тому, кто тебя оскорбляет, и тому, кто тебя проклинает, и тому, кто тебя отталкивает, кто тебя не понимает, кто с тобой ужасно разговаривает, кто тебя поносит, кто называет белое – черным, а равнину – горой, кто всё относящееся до тебя толкует в совершенно противоположном смысле».

Посмотрите, это очень важно! Наш душевный мир, наша любовь к Богу не должны зависеть от того, как обращается с нами ближний. Ближний всегда будет делать что-нибудь не так, всегда будет врываться в нашу жизнь и сотрясать, и сокрушать ее. И если мы не стяжем в своем сердце любовь, ничем непоколебимую, то мы никогда не будем иметь покоя. Заметьте еще вот что: как мы относимся к ближним, так мы относимся и к Богу. Если мы открыты для ближних, то мы открыты и для Бога. Он близок нам, и мы чувствуем Его близость и в молитве, и во всей нашей обычной повседневной жизни.

Господь Своей жизнью показал нам, как мы можем стяжать внутреннюю свободу и евангельскую любовь. Он Сам пережил всё, что переживает на земле человек, – нет такой обиды и такого оскорбления, которого бы Ему не пришлось претерпеть. И Господь доказал, что никакое зло не может превозмочь истинную любовь. Думаю, у каждой из нас был такой опыт: кто-то нанес нам обиду, мы в смятении и беспокойстве, не знаем как себя вести, как относиться к обидчику, но вот открываем Евангелие, прочитываем одну главу – и с удивлением обнаруживаем, что Господь тоже был в такой ситуации и показал нам, что мы должны делать!

Вспомним, например, как Христос претерпевал оскорбления и насмешки. Однажды Он пришел в дом Иаира, начальника синагоги, у которого умерла единственная дочь. «Все плакали и рыдали о ней». Исполнившись сочувствия к скорбящим людям и желая немедленно утешить их, Господь сказал: «Не плачьте; она не умерла, но спит». Какой же последовал ответ? «И смеялись над Ним». По-славянски сказано более точно: «И ругахуся Ему», – то есть речь идет не просто о смехе, но о грубых насмешках. Вероятно, Спасителю говорили оскорбительные слова, бранили Его, называли безумным.

И нам трудно бывает перенести поношение, а в особенности это горько, если нас обижают те, к кому мы расположены и кому стараемся делать добро. Например, мы желаем помочь человеку выполнить трудную работу, предлагаем разные решения – а в ответ слышим насмешку. Или мы просим прощения после размолвки, в которой даже не мы виноваты, – а нас встречают ироническим замечанием. Это причиняет нам боль, и кажется, что невозможно не осудить.

Но вспомним: как Спаситель реагировал на насмешки? Когда домашние Иаира начали смеяться над Ним, Он только еще более преисполнился жалости к ним, понимая, что в их оскорбительном смехе выражается сердечная боль, горе от потери любимого чада.

И мы должны понимать: злая насмешка в любом случае показывает, что человек страдает. Уста всегда «глаголют от избытка сердца», и тот, кто поговорил с нами невежливо, – открыл свою боль, свою горечь. Что-то происходит в его сердце. Может быть, он терпит внутреннюю брань, или кто-то его обидел. И мы должны пожалеть его, а не отворачиваться с негодованием.

Христос не оскорбился на тех, которые «ругались Ему» и не ушел тотчас из этого дома, а поспешил утешить этих людей и воскресил отроковицу. Так и мы, когда слышим насмешку, постараемся утешить человека, который перед нами обнаружил свою внутреннюю рану, – утешить кротким обращением, заботливостью, добротой. А иногда достаточно просто никак не показывать, что мы заметили его насмешливый тон, то есть продолжать общение так, будто ничего не произошло.

Часто насмешливый человек и сам видит, что ведет себя нехорошо, но просто он никак не может удержаться. И для него бывает немалым утешением то, что на него не обижаются, а с любовью терпят. Вот что еще интересно: когда мы проявляем такое терпение к человеку – он обязательно со временем замечает это, и его сердце откликается ответным добрым чувством.

Вспомним и другой пример из Евангелия – как Спаситель терпел недоверие от ближних. Особенно удивительно, что эту обиду нанесли Ему не посторонние люди, но очень близкие, те, с которыми Он общался с самого детства, – то есть Его братья. Как же это произошло? «Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его». Но вот «приближался праздник Иудейский – поставление кущей». И братья Спасителя начали настаивать, чтобы Он все-таки отправился в Иудею и показал Свою силу.

Почему они этого требовали? Потому что «не веровали в Него». С дерзостью говорили они Спасителю: «Почему Ты остаешься в Галилее? Ведь Ты творишь такие великие дела – разве Ты не хочешь, чтобы все узнали о Тебе? Никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты Пророк, то яви Себя миру, иди в Иудею. Чего Ты боишься?». Эти слова были крайне оскорбительны: братья не только не верили Господу, но еще и обвиняли Его в трусости и тщеславии.

Недоверие, несправедливое обвинение – одна из самых тяжелых обид. Мы знаем это на собственном опыте. В таких случаях мы сразу обижаемся и, может быть, даже отвечаем немирно.

А как ответил Спаситель на обвинения братьев? Он кротко объяснил им, почему не желает идти в Иудею: «Мое время еще не настало». Он ответил братьям и на другое их смущение – о том, будто бы Он ищет мирской славы. «Я не стараюсь угодить этому миру, наоборот, Я свидетельствую о нем, что дела его злы, и за это мир Меня ненавидит. Вы видите, Я не ищу славы», – вот и все, что сказал Господь.

Он не укорял братьев в ответ, не пытался оправдаться и доказать, что Он – действительно Тот Самый долгожданный Мессия. Он понимал, что их рассудок еще немощен и сейчас они просто не могут вместить этой великой и страшной тайны. Он просто ответил им на конкретные вопросы, без всякого гнева, спокойно, применяясь к их рассуждению.

В самом деле, ближний не обязан быть мудрым и прозорливым, не обязан понимать нас. У него свой склад ума, свои внутренние проблемы и искушения, свои печали и слабости. Поэтому позволим ближнему думать о нас так, как он хочет, и говорить с нами так, как он чувствует. Нам нужно просто перетерпеть это, отсекая помыслы обиды и осуждения. И тогда мы приобретем гораздо больше, чем если бы мы с яростью отстаивали свое достоинство, – мы приобретем душевный мир.

Вновь и вновь мне хочется призвать вас: давайте будем любить друг друга, не предъявляя никаких условий, никаких требований. Иначе говоря, будем ежеминутно понуждать себя к смирению, снисхождению и терпению. Если мы не станем этого делать, то в нашем сердце непрестанно будут воздвигаться брани, наполняющие нашу жизнь бессмысленной, бесполезной скорбью. А если же мы согласимся принимать каждого человека, как он есть, то мы никогда не потеряем мира, радости, любви.

У старца Емилиана есть прекрасные слова:

«Когда ближний открывает уста, то знай, что он будет говорить с тобой не так, как подобает с тобой говорить, но соответственно тому, что у него в сердце. Если он человек из деревни, невоспитанный, необрезанный сердцем, то так он и будет с тобой говорить. Тебе нужно принимать людей такими, какие они есть. Если ты хочешь, чтобы немедленно, сейчас поменялся их разум, их жизнь, их взгляды, их сердца, их отношение к тебе, то ничего у тебя не выйдет».

«Вот послушай, что говорит авва Исаия: "Если ты не сможешь снести слова ближнего твоего и отомстишь ему, то брани воздвигнутся в сердце твоем, болезнь сердцу твоему доставляя”». «Итак, если я не терплю ближнего, то мое сердце ожесточается и болит, и я теряю душевную стойкость Если же мне удастся полюбить его и принять, таким, какой он есть, тогда у меня появится мир».

Добавим еще, что Христос, несмотря на нанесенную Ему обиду, не отстранился от Своих братьев, не перестал общаться с ними и учить их. И впоследствии двое из них, апостолы Иуда и Иаков, стали Его ревностными последователями и приняли за Него мученический венец. Когда мы смиряемся перед ближними, это скорее располагает их сердца к нам, чем если мы изо всех сил добиваемся, чтобы нас уважали.

В Своей земной жизни Спаситель претерпел и еще одно, более горькое искушение – непонимание от самых близких людей, от Своих учеников. Когда Его оскорбляли братья по плоти, это, может быть, еще не было так больно, как обида от тех людей, которые казались Его братьями по духу, которым Он открывал самые сокровенные, великие тайны! Вот как это было.

Спаситель пришел в Иерусалим, и вокруг Него, как обычно собрался народ. Это были люди, которые уже знали Его и, казалось, искренне любили. Они с наслаждением слушали Его поучения и говорили о Нем: «Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир». И вот Христос решился поведать им самые возвышенные истины. Он начал говорить о бесконечной милости Божией к человеческому роду; Он обещал, что напитает их Своей животворящей Плотью, и что в жилах их потечет Его Божественная Кровь, и всякий, кто только пожелает, обретет через это вечную жизнь.

Но что же Он услышал в ответ? Одни с ропотом говорили: «Да что это Он говорит? Какой Он Сын Божий?! Не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: Я сшел с небес?». Другие спорили между собою: «Как Он может дать нам есть Плоть Свою?». А «многие из учеников Его», слушая Его откровения, говорили: «Какие странные слова! Кто может это слушать?».

Только что эти же самые ученики смотрели на Спасителя с таким благоговением, ловили каждое Его слово – казалось, они всё понимают! И вот лица их помрачнели, они прячут глаза и отходят один за другим. Евангелие говорит, что именно с этого времени – то есть после того, как Христос открыл Своим ученикам величайшие тайны – именно тогда многие отошли от Него и уже не ходили с Ним. Представьте, как это было больно!

Иногда и нам приходится терпеть подобную обиду. Чаще это бывает, конечно, с духовниками и наставниками. Как они желают отдать духовным чадам всю свою любовь, всё тепло души, как стараются раскрыть перед ними тайны духовной жизни! Но чада, поддавшиеся какой-либо страсти, порой не принимают этой любви и с упрямством отвечают: «Какие странные слова! Я не могу это слушать!»

С непониманием может столкнуться и любой человек. Например, нам захотелось кому-то помочь, и мы приглашаем к участию в этом добром деле того, кому доверяем, – а он отвечает отказом, да еще, может быть, подсмеивается над нами. Когда мы получаем такой неожиданный удар, то нам хочется укорить обидчиков: «Я думала, что они всё понимают! Я говорю, а они как будто не слышат!».

Вспомним, что сказал Христос, когда многие из учеников Его отошли вспять. Он обратился к двенадцати апостолам и спросил: «Не хотите ли и вы отойти?». Ни слова осуждения не произнес Он об ушедших, не попытался удержать оставшихся, но предоставил всем свободу. Спаситель говорил апостолам: «Они хотели уйти, что же, пусть будет так. И вы, Мои возлюбленные братья, тоже можете идти – если только хотите». Конечно, Христос не отвергал от Себя апостолов, но лишь показал, что Его любовь совершенно бескорыстна, что Он не принуждает их ни к чему.

И мы призваны стяжать в своем сердце любовь, которая не связывает ближнего, которая «никогда не перестает», хотя бы ближний ранил нас в самое сердце. Господь иногда попускает и в монастырях недоразумения и недопонимание, ради того, чтобы мы упражнялись в любви. Если бы таких недоразумений не было, то как мы могли бы преуспевать? Как мы стяжали бы дух Христов?

Мне очень нравится одно рассуждение у старца Емилиана:
«Одно из великих, можно сказать, уникальных благодеяний общежительного монастыря – это то, что множество людей живет вместе, так что каждый, имея свой собственный характер, может стать подводной скалой в твоей жизни. Один – оскорблением, другой – презрением, третий – отказом, а все они вместе не делают ничего другого, как готовят, совершенствуют тебя и открывают вход Святому Духу в твое сердце. Если таких людей нет, нечего и делать в общежитии…

Да, но вы мне скажете: "А если мой брат неправ? Неужели правильно, чтобы он делал со мной все, что хочет?”. Конечно, да! Это правильно и естественно, потому что человек поступает в соответствии со своим характером. Он ведет себя так, как вели себя его папа, мама, в соответствии со своими наследственными качествами, с жизнью, которой он до сих пор жил. Всё это падает на меня. То, что, собственно, могу я сделать, – это принять каждого как он есть, и особенно, когда он меня не понимает, когда идет против меня, – потому что это может сделать меня святым».

Христос указал нам этот путь – путь совершенного, полного и безоговорочного снисхождения к ближним.

Конечно, самый удивительный пример неосуждения мы видим в том, как Спаситель относился к Иуде Искариоту. Когда мы говорим об Иуде, нам прежде всего вспоминается его предательство. Но мне сейчас хотелось бы поговорить о другом. До того как совершить предательство, Иуда в течение трех лет был одним из самых близких учеников Спасителя и почти никогда не разлучался с Ним. Как прошли эти три года? Что пришлось пережить Христу?

Представьте, рядом с Ним, в ближайшем окружении постоянно находился человек, преданный страстям. Более всего Иуду борола страсть сребролюбия, а также, по словам некоторых толкователей, зависть. Вероятно, эти страсти не сразу проявились в Иуде. Поначалу он искренне и преданно любил Господа, готов был, как и прочие апостолы, отдать Ему всю свою жизнь. Но затем дьявол начал искушать Иуду и понемногу склонять его к предательству.

Спаситель, конечно, видел это постепенное падение, которое для других оставалось не примеченным. Он знал, что Иуда присваивает деньги, принадлежащие их маленькому братству, видел и то, как Иуда все более и более соглашается с помыслами о предательстве, которые влагает ему дьявол. Христос постоянно чувствовал дыхание греха и смерти, исходившее от Иуды. И можно представить, какую скорбь Он терпел, ведь это был один из двенадцати ближайших, любимых Его учеников!

Бывает, что и нам приходится тесно общаться с человеком, который относится к нам пристрастно. Каждый день мы сталкиваемся с проявлениями его неприязни. Что бы мы ему ни сказали, о чем бы ни попросили, в ответ всегда слышим недовольство, возражения, и может быть, даже грубость. И как правило, мы отгораживаемся от такого человека, стараемся не общаться с ним, а если общение неизбежно, то вооружаемся холодностью.

Но Христос показал нам иное. Осуждал ли Он Иуду, который так сильно поддавался страстям? Старался ли избавиться от него? Мы знаем, что нет. Христос до самого последнего момента оставлял Иуду среди Своих ближайших учеников. Предателю, будто верному, Он открывал самые сокровенные тайны. Он никогда не наказывал Иуду строгостью, но напротив всегда обращался с ним особенно мягко, бережно. Если других апостолов Он откровенно укорял, например, апостола Петра или братьев Иакова и Иоанна, то Иуду никогда не обличал прямо, понимая, что он этого не понесет и сразу отпадет от Своего Учителя.

Спаситель пытался возбудить в нем покаяние осторожными намеками. Святитель Иоанн Златоуст пишет, восхищаясь мудрым поведением Господа: «Смотри, как Он щадит предателя: Он не говорит прямо: "Этот предаст Меня”; но: "Один из вас” – для того, чтобы сокрытием его опять дать ему возможность раскаяться». Господь никогда не изменял кроткого, милостивого отношения к Иуде. Даже зная о том, что он уже продал его за тридцать сребреников, Христос омыл ему ноги – первому из всех учеников, по толкованию святителя Иоанна Златоуста.

Затем Господь удостоил его причаститься Своих Тела и Крови. И даже в самый момент предательства в Гефсиманском саду Спаситель встретил Иуду теплым, ласковым приветствием: «Друг, для чего ты пришел?». В этом обращении – друг – не было никакого скрытого смысла, никакой иронии, как иногда бывает у нас. Слово Господа всегда просто и искренне, оно не двоится. И когда Он говорил предателю: друг, – Он действительно так и чувствовал.

Для нас непостижима эта великая любовь, но все же по силам мы можем подражать Спасителю – в смирении, кротости, самоотречении по отношению к любому человеку, а в особенности по отношению к людям, которые открыто показывают неприязнь или даже ненависть к нам. Такие люди, как никто более, нуждаются в нашем сострадании и любви. И если мы говорим с ними холодно, то это значит, что в нас нет духа Христова. Христос никогда не относился к Иуде хуже, чем к прочим апостолам, и давал ему всё, что давал и другим, – так и мы каждому человеку должны отдавать всю свою любовь, без всякой меры.

Хороший пример приводит старец Емилиан:

«Я знаю, что ты меня ненавидишь. Однако сегодня я нужен тебе или тебя ко мне послали. Я должен вести себя так, будто не знаю о твоей ненависти, и даже если ты не можешь сдержаться и показываешь мне свое отношение», «то я в ответ не говорю с тобой плохо, но обхожусь с тобой по-доброму, сердечно». «И это не ложь, а любовь, которая показывает, что я соглашаюсь идти впереди». «Я поступаю благородно, подражая Господу».

Теперь мне хотелось бы еще раз охватить взглядом всех тех людей, которые окружали Господа, когда Он жил на земле. Рядом с Ним были люди испорченные, развращенные греховной жизнью; были люди ущербные и больные; Его ближайшие ученики проявляли различные немощи и страсти, а один из них стал предателем. Люди, окружавшие Христа, насмехались над Ним, не верили Ему, отвергали Его. А Господь служил им, терпел их, принимал от них всё. И что наконец сотворил Господь для всех этих людей? Что стало венцом Его неосуждения и любви? Распятие.

И для нас распятие должно стать главным критерием наших отношений с ближними. Об этом можно было бы провести отдельную беседу.

Что такое Распятие Господне?

Распятие – это жертвенность. Каждый день, общаясь с ближними, мы можем чем-то жертвовать ради них: своими привычками, своим удобством, своим мнением, своим достоинством. Всякий раз, когда мы отрекаемся от себя ради ближнего, наше сердце освобождается от страсти, которая не впускала Бога. И когда мы усвоим себе этот дух жертвенности, мы сможем никого не осуждать, любить каждого человека, каким бы он ни был.

Распятие показывает нам и высшую степень терпения. В книге старца Иосифа Исихаста описывается удивительный случай.

«Рассказывал мне один брат… (здесь старец прикровенно говорит о самом себе)… рассказывал мне один брат, что однажды была у него печаль из-за некоего брата, которому он советовал, а тот не слушался, и была большая печаль из-за него. И, молясь, пришел он в исступление. И видит Господа, на Кресте пригвожденного, всего окруженного светом. И, возведя главу, Христос обращается к нему и говорит: "Посмотри на Меня, сколько Я терпел ради тебя! А что ты терпишь?”

И с этим словом растворилась печаль, наполнился он радостью и миром, и, изливая ручьи слез, удивлялся, и удивляется снисхождению Господню».

Распятие – это образ прощения. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Ты подражаешь Богу, ты уподобляешься Богу, когда вместе с Ним прощаешь». Когда мы прощаем вместе со Христом? Тогда, когда страдаем без вины, несправедливо. Как это часто бывает и как трудно нам в таких случаях прощать! Но будем всегда говорить себе: «Господь тоже ни в чем не был виноват и однако взошел на крест и с креста простил всех нас, простил конкретно, лично меня».

И в этом мы найдем лекарство от всякой неприязни, от всякого осуждения. Пока мы живем на земле, для нас невозможно не огорчать и не огорчаться. И вот Господь даровал нам средство, чтобы мы могли жить на земле в мире и любви. Это средство – прощать вне всякой человеческой справедливости.

Наконец, мне хочется вспомнить еще один пример любви Спасителя к людям – то, что совершилось уже после Его славного воскресения. Господь, так много пострадавший от людей, уничиженный и распятый ими, вернулся к ним не с упреком, не с обличением. Как пишет один древний толкователь,

«Христос не устрашает их силой Своей, но появляется с пламенной Своей любовью. Он не смущает их Своей властью, а чтит их любовью брата и тепло приветствует: "Радуйтесь!”».

И если бы вы знали, как бы мне хотелось, как бы мне было радостно, если бы мы относились друг к другу с таким же крайним благоговением, с таким неудержимым желанием порадовать друг друга!

Прекрасно пишет об этом святитель Василий Великий:

«Спеши сказать слово утешения прежде всех прочих речей, являя любовь к ближнему. Находишься ли ты в монастыре и идешь к брату, супруг ли ты и идешь к своей жене, отец ты или мать и приближаешься к чаду, – спеши сказать слово утешения».

А старец Емилиан дополняет его слова:«То, что ты хочешь сказать человеку, говори после того, как вначале скажешь ему несколько слов, которые доставят ему передышку, радость, утешение. Сделай так, чтобы он сказал: я успокоился, обрадовался! Сделай так, чтобы ближний прыгал от радости, когда тебя встречает. Ведь у всех людей в жизни, домах, телах, душах есть какая-то боль, немощи, трудности. Каждый скрывает эту боль, но она есть. И потому при всякой встрече, прежде всего, одари человека улыбкой, кто бы он ни был… И тогда Бог, видя любовь и рай в твоем сердце, видя то, что ты всех в нем вместил, не может не взять в рай и тебя».

По материалам: pravmir.ru
Просмотров: 221 | Добавил: Юлия | Рейтинг: 0.0/0

Поиск

Календарь

«  Июнь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта

  • Ваше здоровье
  • Ваш Травник
  • Обереги-Заговоры
  • Травы и растения
  • Мебель для Вас!